Рене Бурри. «Я никогда не думал, что стану фотографом»

Рене Бурри. «Я никогда не думал, что стану фотографом»

26.11.2017 Выкл. Автор f64admin

«Я никогда не думал, что стану фотографом», — сказал однажды Рене Бурри (René Burri), швейцарский фотограф, нашедший все-таки именно в этом виде искусства свое призвание. Рене Бурри учился в Школе прикладного искусства в Цюрихе, затем работал в качестве режиссера-документалиста, одновременно проходя военную службу. Уже в те годы он работал с камерой «Leica». Жизнь Р. Бурри навсегда изменилась в тот момент, когда швейцарский фотограф Вернер Бишоф (Werner Bischof ) свел его со знаменитым агентством «Magnum Photos». Вскоре его первый репортаж был опубликован в журнале «Life».

Во 50-е годы Рене Бурри работал в швейцарском ежемесячном журнале «DU» («ТЫ»). Он путешествовал по Европе и Ближнему Востоку, затем отправился в Латинскую Америку, где сделал ряд снимков аргентинских гаучо. Он фотографировал таких деятелей искусства, как Пикассо, Джакометти и Ле Корбюзье. В 1962 году он опубликовал свой знаменитый альбом «Немцы», а год спустя, работая на Кубе, он встретил Эрнесто Че Гевару — это была встреча, результатом которой стало создание одного из самых культовых портретов 20-го века.

[masterslider id=»85″]

Встреча Рене Бурри и мятежного революционера произошла в 1963 году в офисе Че Гевары на 8 этаже отеля «Ривьера» в Гаване. Собственно говоря, он должен был всего лишь сопровождать знаменитую тогда журналистку издания «Look» Лору Бергквист (Laura Bergquist), которая хотела взять у Че Гевары интервью на политическую тему. А пока оба, и журналист, и революционер, беседовали, погруженные в облака дыма (оба они были заядлыми курильщиками), Рене Бурри улучил момент, чтобы сделать несколько фотографий человека, вошедшего в историю мировых революций.

Рене Бурри, настоящий швейцарец, сдержанный и проницательный, взглянул и увидел другого Че Гевару, не «горлана-главаря», а своего рода человека образа почти ренессансного, с поправкой на реалии 60-х годов 20 века. По прошествии двух часов и восьми роликов с пленкой Рене Бурри имел в своем активе фотосерию, которой было суждено навсегда войти в историю искусства.

За плечами у Рене Бурри были 50 лет мировой истории — от Суэцкого кризиса до бойни на площади Тяньаньмэнь. Он не просто снимал людей и события, он фиксировал суть времен, он проникал вглубь, он помогал зрителю увидеть и прочувствовать эстетику истории. Своим учителем он считал великого Анри Картье-Брессона и он никогда не скрывал этого. С огромным почтением он относился и к создателю и основателю агентства «Magnum Photos» Дэвиду Сеймуру (David Seymour), который не побоялся доверять еще молодому тогда швейцарскому фотографу сложнейшие поручения.

Конечно, порой это граничило с жестокостью, потому что обучаться профессии под руководством Д. Сеймура означало действовать по принципу «не хочешь утонуть — плыви». Однако без этой трудной школы ремесла вряд ли бы Рене Бурри стал классиком мировой фотографии. Сам себя он рассматривал вторым «Гудини», тем самым великим магом, способным избавляться от любых пут и оков, с той только разницей, что для него «оковами» была маленькая Швейцария, а «волшебной палочкой», позволившей ему вырваться в огромный мир, сделалась камера «Лейка».

Его знаменитый фотоальбом «Немцы» стал пристальным взглядом на страну, только что разорванную пополам, разделенную, как казалось, навечно. То, что его волновала судьба Германии, не должно удивлять — его мать была немкой. В итоге, и этот альбом, и портрет Че Гевары, да и в целом все его творчество, стало уникальными историческим источником, объединяющим в себе точность ученого и чувственность художника.