/ Art+Culture


2296 Views

Share Share Share

Как мода не дает философам скучать?

Четыре категории стиля в философии: «классическое», «стильное», «отверженное», «немодное».

Не стоит думать, что популярные философские идеи и воззрения сменяют друг друга исключительно после их интеллектуального переосмысления. Хоть философы в основном люди думающие, но и они, как и все, также постоянно испытывают влияние окружающих. Они подвержены давлению со стороны даже больше, чем люди других профессий, поскольку популярные или великие идеи в современной философии сменяются куда чаще, чем, скажем, в биологии или химии. Почему так?

Относительная неустойчивость философских воззрений связана с тем, как эта дисциплина выглядит на практике. В философии вопросы о методах и границах их применения рассматриваются не так, как это происходит, например, в физических науках. В них достоверность признана «золотым стандартом» научного метода, поэтому исследовательская деятельность ведется более-менее единообразно. Принцип фальсифицируемости определяет эти дисциплины: почти все ученые считают, что если гипотезу нельзя проверить, то она не научна.

В философии всё по-другому. Здесь профессора и студенты продолжают интересоваться, какие вопросы можно задавать и как это делать. Это волнует их больше, чем сам ответ. Нет общепринятого понимания, как заниматься философией.

Базовые философские вопросы еще долго (читай: никогда) не получат ответов, как не установится и философская методология. Поэтому естественно, что философия по сравнению с естественными науками подвижна и нестабильна. Но эта подвижность не имеет ничего общего с постоянной чередой коренных сдвигов, о которых пишет американский историк науки Томас Кун. Такую нестабильность, скорее, можно назвать сменой стилевых форм.

 

Courtesy of Nickie Zimov

Если говорить о стиле в философии, есть четыре базовые категории, куда войдут идеи, работы и сами мыслители. При взгляде на их соотношение можно понять, как идея становится стильной, а иначе говоря — популярной. Четыре категории: «классическое», «стильное», «отверженное», «немодное».

Мыслители и тексты, которые входят в «классическое», включают в себя то, что студент должен знать. Мысли из этих источников есть основа философии. Английский философ Альфред Норт Уайтхед в 1929 году сказал: « …вся европейская философия на самом деле — ряд примечаний к Платону». Разумеется, когда нечто попадает в категорию общего знания, становится мало тех, кто действительно разбирается в предмете. Тщательные прочтения дают почву для многочисленных предположений и обобщений.

Стильными назовем влиятельные и интересные идеи, о которых позже скажут: «Это должно быть всем известно». Кричат о себе, будоражат умы, открывают новые горизонты — это всё о них. У франтов и модников есть Милан, Париж и Джорджио Армани. У философов — Лига Плюща, Оксбридж и Джон Сёрл. Глубокая связь есть и между классическим и стильным. Философы часто получают шанс стать модными, если задают занимательные и оригинальные вопросы или предлагают непривычные теории на почве классики или локального философского канона.

К примеру, американский философ Сол Крипке, который много лет штудировал Витгенштейна, вошёл в категорию «стильное» из-за резкого выпада против его философии. Такие мыслители чаще всего создают такие идеи самостоятельно, но стараются выступать от лица признанных центров мысли. В этом смысле философия неотличима от индустрии моды.

Третья категория — отверженное. Ее представители похожи на вирус: находясь близко к их идеям, вы рискуете стать чужим среди коллег и поставить под удар свою карьеру. Исследования в этой категории во многом сходны с классическими философскими образцами: вместо непосредственного и подробного анализа вокруг них витает множество слухов и домыслов).

 

Courtesy of Nickie Zimov

Часто отверженные идеи и мыслители ассоциируют с чем-то достойным осуждения или с необоснованными принципами и тезисами. К примеру, философ сознания не сможет позитивно отзываться об идее Карла Густава Юнга о коллективном бессознательном, не получив при этом от коллег порции презрительных насмешек. Меньшинство этих людей читали Юнга, но они по-прежнему уверены, что этого человека не стоит принимать всерьёз.

И, наконец, принадлежащая лишь гуманитариям четвёртая категория – немодное. В естественных же науках ее просто не существует. В философии дела обстоят так, что большинство изменений никак не затрагивают всю науку, а меняют лишь свою отрасль. «Немодные» отделы в науке или конкретном её направлении могут оставаться в виде субдисциплин. Возможно, что заниматься ими будут не столь пристально, когда остальное направление во главе с кем-то, отличным от немодного (иначе говоря, законодателем этих самых мод), будет очаровываться чем-то новым.

Немодные философы – это те, кто, по мнению большинства их ровесников, «задавал неправильные вопросы для своего времени». По правде говоря, нет никакого установленного срока или времени для постановки того или иного вопроса. Однако в философии существует потребность того, как долго какой-либо вопрос в определённых условиях может быть задан определённым образом. Этот запрос формируется самой эпохой: многие из тех, кто сейчас стал стильным, ещё два-три поколения назад считались немодными.

Разрыв между стильным и немодным меньше, чем может показаться. Оба ярлыка предполагают, что автор начинал с тщательного чтения классических текстов. Но только те, кто отыскал там нечто новое и волнующее или хорошо забытое старое, получают билет на философский показ мод. Философия — требовательная дама. Если ваша идея не нова, её навряд ли сочтут стильной.

Приняв во внимание эту систематику философии, можно предсказать, будет ли иной труд или мыслитель известен как стильный. Те, кто демонстрирует превосходное владение классикой и при этом вдохновляет нас смотреть на мир по-новому, задавать непривычные вопросы — те сохранят признание академического сообщества. Модные ярлыки распространяются и находят применение в различных темах, пока через некоторое время не кажутся «поношенными».

Общий энтузиазм непременно исчезнет после множества конференций, книг и подражателей. По словам Томаса Куна, наука меняется, когда ряд вопросов, не получивших удовлетворительных ответов внутри господствующей парадигмы, выливается в «перелом». Тогда профессионалы принимают новую теорию. не может удовлетворительно ответить на некоторые вопросы. Философия движется вперед, когда модная идея становится скучной. Так, стильное становится или классическим, или немодным.

Мода опасна для философии, поскольку порождает мифы о линейном развитии и равенстве между непривычностью и достоверностью. Философы желают новизны так же сильно, насколько внимательно относятся к научной репутации и наследию. Однако немодная философия служит чем-то вроде противоядия, напоминая нам: даже на самый важный вопрос можно не получить необычного ответа. Это пугает академических философов. Им необходимо «опубликовать или умереть», а немногие престижные журналы заинтересованы в небольших статьях на хорошо изученную тему. Поэтому резкие изменения в философской моде больше говорят о наших институциях и о нас самих, чем о содержании какой-либо отдельной идеи.

Перевёл Ярослав Киселёв
Источник

2296 Views