/ Art+Culture


3381 Views

Share Share Share

Эстетическая форма насилия — Венский акционизм

За десять лет с 1960 по 1971 год четыре венских художника Отто Мюль, Гюнтер Брус, Герман Нитч и Рудольф Шварцкоглер реализовали множество проектов, которые вызывали отвращение и противоречивые чувства у общественности, а также подавление и аресты со стороны властей.

Подобно новому реализму, флюксусу, венские акционисты больше не считали живописную поверхность подходящей для экспериментов из-за иллюзионистических свойств живописи. Руководствуясь чувствами, они обратились к непосредственной работе с реальными телами, предметами и субстанциями. Стремясь преодолеть иллюзионизм станковой живописи, Отто Мюль, Герман Нитч, Рудольф Шваркоглер создавали перформансы, чтобы получить возможность воспринимать истинную реальность. Через свои брутальные акции, перформансы, манифесты они выражали протест против существующего государственного и социального порядка. Некоторые работы венских акционистов с их коллекционированием кровавых, вызывающих отвращение частей тела, провокативными фоторафиями, рождающими тревогу и страх – не для слабонервных зрителей.

Центральными элементами их работ можно назвать нарушение всех табу, ритуальную драматургию и разнообразные трансгрессивные перформансы, целью которых было освобождение от социальных установок. Явление стало естественной реакцией на усиление католического влияния на общество, социально-консервативные настроения, буржуазные условности и общая тенденции к подавлению чувств в послевоенной Австрии. Акции носили ритуальный характер: акционисты вдохновлялись древнегреческими церемониями и христианской символикой. Акция становилась своего рода катарсисом, через неё человек высвобождал свою агрессию, подавляемую обществом. Нитч, главный оратор группы, описывал происходящее как «эстетическая форма насилия», которая освободит людей от насилия через катарсис. Вполне логичным кажется и их интерес к психологии: труды Вильгельма Райха и Зигмунда Фрейда породили перформанс, где искусство можно рассматривать как своего рода психотерапию. Арнульф Райнер, например, воспроизводил жесты душевнобольных, а Рудольф Шварцкоглер, работавший в Инсбруке, создавал, по его собственным словам, «художественную обнаженную натуру – нечто вроде жертв катастрофы».

 

В этой работе Гюнтер Брус прогуливался по улицам Вены, закрасив все видимые участки тела белым цветом, его тело разделяла чёрная линия. Маршрут состоял из достопримечательностей, таких как Хельденплац (на ней Гитлер провозгласил присоединение Австрии в состав Третьего рейха в 1938 году), Бургтор, Испанская школа верховой езды и заканчивалась на Штефанплатц. Он был задержан полицией за нарушение общественного порядка и вскоре выпущен.

Целью работы для Бруса было появление «живой картины» на публике , так как незадолго до этого он получил отказ выставляться в галерее Junge Generation с предложением альтернативы. Таким образом он выразил протест, не желая идти на компромисс с галереей. Процесс подготовки к акции, как и сама акция, заставляли художника нервничать: по словам Людвига Хоффенрайха, Гюнтер невероятно беспокоился, боясь в итоге попасть либо под стражу, либо в психиатрическое учреждение, что в те времена было вполне реальным.

По словам Бруса, прессе и людям будет слишком противно пытаться как-либо интерпретировать увиденное, поэтому им будет проще возненавидеть и назвать это мерзким, что затем и произошло.

Нужно отметить, что истоки Театра Оргии и Мистерии лежат в литературном и сенсорном языках. Впервые идею своего произведения Германн Нитч сформулировал в словесной поэзии. В 1956 году – под влиянием греческих трагедий, Георга Тракла, немецкого экспрессионизма, французского символизма, Штефана Георга, Джеймса Джойса и сюрреалистов – он начал писать драму, которая бы длилась шесть дней. Герман Нитч задумал «своеобразную сжатую архетипичную драму, целью которой является обобщение конфликтов и катастроф мифов. Материал был обработан так же, как Песня о Нибелунгах, миф об Атрее». Однако эта работа осталась незавершенной. Спустя два года художник понял, что язык не способен передать необходимую эмоциональную напряженность, и реализовал задумку сразу несколькими формами. Он начал работать с реальными вещами, такими как молоко, уксус, вино, кровь или мясо, которые действуют на обоняние, прикосновение и вкус; это казалось ему более сильным способом выражения.

В постановке таких событий искусство освобождается от необходимости изображения и репрезентации, оно выходит за рамки — искусство и жизнь становятся единым. Присутствуя, человек ощущает искусство как реальность. Литературный опыт заменяется реальным опытом, что позволяет обойтись без разговорного языка. Здесь это не язык (языковая связь), а экстатический и чувственный опыт, достигнутый через “Акцию”, стремящуюся к оргиастическим излишествам, которые освобождают то, что было подавлено.

 

Balthasar Burkhard Otto Muehl Herbert Stumpfl Romilla Doll and Mica Most performing the Manopsychotic Ballet action

Картины Театра Оргии и Мистерии связаны с информализмом. Живопись действия — разбрызгивание краски на вертикальные и горизонтальные полотна, которое сам Нитч описывает как «визуальную грамматику» на живописной поверхности, основана на ташизме — выражение бессознательного в чувственно стимулированном творчестве. Эта техника, осуществляемая разбрызгиванием и размазыванием краски, соответствует «Акциям» с мясом, кровью и внутренностями и одинаково становится формой разрядки подавленных желаний и позывов. Картины «Aktionen» являются предшественниками театрального «Aktionen», в котором изобразительные средства будут заменены на реальные.

В 1968 году на презентации своего фильма в Мюнхене, стоя голышом на сцене, Отто Мюль мочится в рот своему другу и коллеге Гюнтеру Брусу. Его особая форма акционизма преследовала хаотичные, импровизированные действия обнаженного тела как освобождение от телесных табу, в большинстве его работ также фигурировали нарушения табу, связанных с человеческой сексуальностью. Он призывал к «телесной осознанности», которая должна привести к более ясному восприятию реального, и утверждал, что «материальное действие — это способ расширить реальность и опыт пребывания человека в ней»

Когда Мюль провел аналогичную акцию в студенческом клубе в Кирххайм-унтер-Теке, возник скандал, в результате которого клуб был закрыт городской администрацией. На тот момент, он уже был объявлен в розыск полицией Германии. В Австрии он не мог выступать после того, как избил плетью человека, завернутого в газетные листы.

 

rudolf schwarzkorler — 3. aktion

В июне 1965 года Шварцкоглер спланировал акцию для небольшого круга коллег и друзей, которая проходила дома у Ганса Цибульки, его модели. Предполагалось, что сама акция будет фотографироваться — для этого был нанят профессиональный фотограф Людвиг Хоффенрайх, который следовал определённому сценарию съёмки, что говорит о конкретных намерениях Шварцкоглера — эстетического изучения человеческого тела.

В акции главным объектом стало тело Ганса Цибульки — Шварцкоглер манипулировал телом, формируя определённые позы и совмещая его с другими объектами — воздушным шаром, обёрнутым в марлю, проводами, шлангом, рыбой, ножницами, ножами, камнями.
заключение

Смертью венского акционизма принято считать 1970-е, однако за недолгое время существования они оказали сильное влияние на развитие современного перформанса и акционизма, некоторые художники напрямую ссылаются на работы австрийцев. Среди них можно назвать таких известных как Марина Абрамович, Джексон Поллок, ХА Шульт, Дженезис Пи-Орридж; среди российских — Александр Бренер, «Война», Олег Мавроматти, Олег Кулик, Пётр Павленский, Pussy Riot.

Источник

3381 Views