/ Photography


4444 Views

Share Share Share

Дэвид Гамильтон. Возраст невинности

В мире не так много фотомастеров, отличающихся своей уникальной манерой. Знаменитый британско-французский фотограф и режиссер Дэвид Хэмилтон создал свой собственный стиль, который так и называется, «стиль Хэмилтона», с характерным освещением, зернистостью и мягким фокусом. Стиль, который вызывает восхищение зрителей и вдохновляет многих фотографов. Эта техника делает его работы похожими на картины французских импрессионистов.

На его фотографиях – мягкий дневной свет, пастельные тона, кружево и цветы. Романтические, спокойные образы. Часто его модели обнажены, но благодаря таланту фотографа всегда выглядят красиво и пристойно, эти работы можно показывать людям любого возраста.

Хотя Дэвид Хэмилтон является многоплановым фотографом и его снимки с видами Венеции не уступают портретам, всемирное признание он получил как мастер эротической фотографии. Модели Хэмилтона, как правило, это совсем юные обнаженные девушки, но при этом они светлы и целомудренны. Это не просто красиво, но и поэтично. Несмотря на это, фотограф неоднократно подвергался критике и оказывался в центре споров о рамках дозволенного.

Фотографии Хэмилтона висят в Библиотеке Конгресса США, в королевском дворце Дании, в Карнеги-холле и многих музеях по всему миру. Его успех проявился в выпуске нескольких десятков альбомов, которые разошлись миллионными тиражами и пяти художественных фильмов. Его работы появлялись на страницах лучших журналов – таких как Vogue, R’Lalites, Twen, Playboy, и выставлялись по всему миру, включая Нью-Йорк, Токио, Лондон, Гамбург, Милан и Париж.

 

Билитис / Bilitis (1977)

В 1975 году идеолог «нового романа» Ален Роб-Грийе в знак своего преклонения перед фотографом дал его имя главному герою своего романа «Топология города-призрака». О значительном влиянии фильмов и фотографий Хэмилтона на свое творчество говорит режиссер Матьё Сейлер. В декабре 1977 года, одновременно с выпуском фильма «Билитис», в галерее Images Gallery в Нью-Йорке прошла выставка работ фотографа. В 2003 году его стиль мягкого фокуса вернулся в ведущие издания моды: Vogue, ELLE и другие.

***

«Говорить о Дэвиде Хэмилтоне можно много и долго. Это гениальный художник. Благодаря этому можно закрыть глаза на многое другое. Он нашел свою нишу. Создает красоту. И это, главное… »

Ольга Свиблова, директор
Московского Дома Фотографии

***

Небольшое интервью с фотографом:

— Возможно, некоторые вопросы Вам покажутся немного банальными, но несмотря на две выставки, которые проходили в России, о Вас почти ничего не известно. Когда Вы начали фотографировать?

— Наверное практически тогда же, когда бросил школу и пошел работать в архитектурное бюро. Изначально я взял в руки камеру забавы ради, и это очень увлекательное занятие постепенно стало главным в жизни.

— Вы помните, какой фотокамерой начали снимать?

— Нет, точно не помню, но почти уверен, что это была одна из тех дальномерок, которые исчезли в 50-х или 60-х годах.

— О какой камере можете сказать, что это любимая камера?

— Вы удивитесь, но это «Полароид». Он обладает некоторыми уникальными возможностями и эффектами, которые, правда, используются нечасто.

— Ваши работы отличает мягкое дневное освещение, снимаете ли Вы иначе?

— Я использую только естественный свет. Никогда – вспышка, никогда – лампы накаливания!

— Используете ли Вы цифровые камеры?

— Да. С конца 2006 года, когда цифровые технологии достигли уровня качества, который меня устраивает. Пока я не попробовал снимать хорошим цифровым фотоаппаратом, «цифра» для меня оставалась всего лишь хорошей идеей, увы, не готовой к применению в жизни. Теперь я охотно использую возможности современных технологий.

— Какие перспективы развития цифровой фотографии Вы видите?

— Я почти не разбираюсь в технических вопросах и не знаю, как это работает. Я люблю выдвинуть объектив, нажать кнопку и получить картинку, вот почему так люблю «Полароид». Я наслаждаюсь непосредственно результатом.

— Когда Вы начали съемку обнаженной натуры?

— Хм… не знаю, лучше всего сказать, «не могу вспомнить». Наверное, сразу, как только начал снимать.

— Как Вы нашли Ваш стиль?

— Полагаю, любой успешный художник, который вводит новый стиль, не делает этого специально. Это все происходит естественно. Это и отличает настоящего художника. Не фотограф находит стиль, а стиль находит фотографа.

— Вы можете сказать, как делаете это технически?

— Я могу сказать, но тогда я должен буду убить Вас. Если серьезно, это трудно объяснить я снимаю только то, что вижу и люблю, снимаю так, чтобы эта любовь запечатлелась в фотографии. Может, в этом и есть секрет.

— Вас называют одним из самых успешных фотографов своего времени, что Вы сами думаете о славе?

— Я не забочусь нисколько о славе, предпочитаю вести себя сдержанно и позволяю моим работам говорить за себя. Я получил признание огромного количества людей, но в действительности это не имеет особого значения.

— Что должен сделать фотограф, чтобы достичь успеха?

— Я бы мог сказать, что есть один ключ к успеху: никогда не делиться с другими своими секретами. На самом деле я делаю то, чего до меня никто не делал. Это основа многих историй успеха.

— Правда ли то, что Вы очень быстро стали успешным фотографом?

— Как мне кажется, да, потому что вскоре после того, как я начал снимать маломальски серьезно, я оставил архитектуру и присоединился к штату журналов, работающих в сфере искусства и моды. Я смотрел на работы других фотографов и говорил себе: «Я могу добиться большего!» И у меня получилось.

— Как и где Вы находите своих моделей?

— Моделей мне постоянно предоставляют все, кому не лень: знакомые, агентства, заказчики… Если я говорю, что у этой девушки могут быть перспективы, то карьера модели ей обеспечена.

— А с кем из моделей Вам понравилось работать больше всего?

— Из тех, с кем мне доводилось работать, больше запомнились Джоан, Мэнди, Мина, но самой любимой была и остается – Мона, которая играла Мелиссу в одном из моих фильмов – «Билитис» (Bilitis).

— Не могу не спросить, были ли у Вас неприятности из-за столь юного возраста Ваших моделей?

— Конечно, всякое бывало – разговоры, сплетни, но до неприятностей, слава богу, не доходило. Были даже публикации – некоторые журналисты готовы пойти на многое, чтобы опубликовать вызывающий заголовок, но я уже давно перестал обращать на это внимание. Важно другое. Люди, которые любят мое творчество, вдохновляются моими работами, превосходят численностью критиков в тысячу раз к одному, и этого более чем достаточно.

— Кого из молодых коллег Вы можете назвать наиболее перспективным?

— Я не слежу за ними, ни за молодыми ни за старыми. Вообще, мне интересно живое общение и эмоции свойственные молодости Набоков написал об этом, Бальтус пишет картины, а я фотографирую. Это единственное, что мне интересно в фотографии.

— Мы знаем, что один постер, подписанный Вами, продавался более чем за $12000, а во сколько Вы сами оцениваете Ваши работы?

— Я не очень забочусь о деньгах. На жизнь хватает – и славно…

(25 ноября 2016 года Дэвид был обнаружен без сознания в своей квартире в Париже. Вскоре он умер. По одной из версий, фотограф покончил с собой…)

4444 Views